Сергей  Пархисенко
RSS Сергей Пархисенко

Шесть дней в Москве пролетели незаметно и настала пора покидать столицу. В восемь вечера автобус из "РИА Новости" доставил нас в аэропорт Внуково. Приключения начались еще при прохождении регистрации на рейс, когда компьютер категорически отказался находить мое имя в списках пассажиров, а после этого вообще завис. Все-таки электронный билет - штука непредсказуемая и со старыми бумажными билетами дело обстояло значительно проще. Слушая ехидные замечания друзей по поводу того, что лететь мне придется в чьем-ни будь чемодане, я стоял и думал, что в таком крупном аэропорту, как Внуково такие досадные недоразумения, наверное, большая редкость, и сейчас представители авиакомпании UTair, стоящие у стойки регистрации и с виноватым видом пытающиеся заставить работать своенравный компьютер, разберутся с этой проблемой. Так оно и вышло. После пятнадцати минут нервного ожидания, мне наконец вернули паспорт и с извинениями дали посадочный талон. После благополучного разрешения сего инцидента я воспрял духом, подхватил свой рюкзак и направился в зону досмотра.  
-Это Москва,- повторял я себе.- Большой аэропорт. Много пассажиров. Возможны сбои. Ничего страшного.  
Пройдя досмотр и очутившись в зале ожидания, мы прошли к выходу, указанному на наших посадочных талонах. Номер у него был, если мне не изменяет память - 26F. Самолета у аэротрапа (если кто не знает, аэротрап - это такая длинная кишка, тянущаяся от здания аэровокзала до самолета и упрощающая посадку пассажиров) еще не было, и я решил покурить. Анализ содержимого карманов дал мне понять, что я идиот и забыл купить сигареты. Покупать курево в аэропорту страшно не хотелось. Но тяга к никотину пересилила во мне жадноcть и я направился к ближайшему магазинчику.  
-Хоть это и Москва,- снова сказал я себе,- хоть это и аэропорт, даже здесь стоимость сигарет не может превышать той стоимости, что указана на пачке.  
Магазинчик на проверку оказался не магазинчиком, а баром и сигарет там было всего две марки: Kent 8 и Marlboro. Пораскинув мозгами, я решил покурить ковбойских сигарет.  
Бармен сообщил мне, что пачка Marlboro обойдется мне в 150 рублей.  
-Это Москва,- в очередной раз подумал я, забирая пачку и зажигалку Criket, идущую в комплекте с сигаретами. Приятный бонус.  
Сидя в курилке точно напротив нашего выхода на посадку я заметил, что стрелка часов уже подбирается к девяти часам и скоро нас должны запускать в самолет. Вот только как нас будут запускать, если самолета у аэротрапа по-прежнему нет - было тайной за семью печатями. Пожав плечами и решив, что это уже не мои проблемы, я продолжил курить.  
Приятный женский голос из громкоговорителей дал нам знать, что посадка на рейс №349 Москва-Ставрополь началась. У дверей аэротрапа тут же образовалась очередь, однако двери все так же были закрыты, а у стойки проверки посадочных талонов по-прежнему не было ни души. Стоит ли говорить, что самолета у аэротрапа тоже не было.   
Однако все вышеописаное ни в коей мере не волновало девушку, делающую объявления и через десять минут она сообщила, что посадка на рейс до Ставрополя продолжается. Лица у пассажиров начинали медленно вытягиваться.  
В 21.20, строго по расписанию, девушка сообщила нам, что посадка на рейс до Ставрополя закончена. Учитывая то, что все сто с лишним пассажиров подобно стаду баранов продолжали толпиться возле выхода на посадку, подобное заявление звучало более чем странно.  
А потом про нас забыли. Просто забыли. Плюнув на все, я кинул рюкзак на кресло и снова пошел курить. Потом пошатался вдоль окон и поглазел на самолеты. Потом сходил в туалет. Большая часть пассажиров, как и двадцать минут назад, продолжала стоять у трапа.  
И вот, наконец, в 21.40 в то самое время, в которое, согласно расписанию, мы должны были оторваться от земли, нам соизволили сообщить, что рейс нас задерживается до половины одиннадцатого.  
-Это Москва,- напомнил я себе.- Много самолетов. Наш, похоже, не успели во время подготовить к вылету. Ничего страшного. Подождем.  
Ожидать стало скучно. Помня о том, что даже в аэропорту Ставрополя была халявная точка доступа Wi-Fi, я достал ноутбук и включил поиск сетей.  
"Точка доступа "Vnukovo airport".  
Губы сами собой расплываются в довольной улыбке. Это Москва.   
"Vnukovo airport - Подключение"  
К точке доступа-то мой ноут подключился, но красноречивая подпись внизу "Без доступа к Интернету" дала мне понять, что в сеть выбраться не удастся. Ну и черт с ней, с сетью, тем более, что наконец-то объявили посадку, а вон и девушки двери отпирают и начинают проверять посадочные талоны. Приключения окончены? Э, нет дружок, все только начинается!  
Двери-то девушки открыли, но вели они не в "кишку" аэротрапа, а на лестницу, которая спускалась к стоянке самолетов.  
Недоумевая я спустился вниз и залез в забитый людьми автобус.  
-Это Москва,- успокоил я себя.- С таким движением самолетов как здесь, наш самолет долго к аэротрапу катить придется, а рейс и так задержали. Автобусом нас быстрее довезут.  
Автобус, тем временем, бодро мчался по территории аэропорта Внуково. Однако с каждой минутой беспокойство мое усиливалось. Чем дольше мы ехали, тем больше я начинал думать о том, что что-то идет не так. И, как выяснилось, опасения мои были не непрасны.  
Автобус привез нас в место, которое можно охарактеризовать одним емким словом "отстойник". На площадке стояли старые Ту и ЯКи. И ни одного Boeing-737 на котором, согласно, билетам, мы должны были лететь.  
-Это Москва,- с сожалением успокоил я самого себя.- Видать в столичной суматохе "Боинг" все-таки не успели подготовить к вылету. Похоже, что лететь придется на Ту-154. Вон стоит парочка к раксраске UTair.  
Заехав в самый конец отстойника, автобус остановился у старенького ЯК-42Д, аналогичного тому, что 7 сентября погубил хоккейную команду "Локомотив". Тогда до этих трагических событий оставалось два с половиной месяца, но, не смотря на это грязно-белый "птерозавр", с маленькой надписью "Тулпар-ЭЙР" на борту,  нравился мне все меньше и меньше.  
Пока я с подозрением косился на лайнер, водитель автобуса выпрыгнул из кабины и уверенным шагом направился к техникам. Разговаривать на фоне работающих авиационных  двигателей было невозможно, и поэтому техник с водителем изъяснялись на языке жестов.  
Пока два взрослых мужика, пригибаясь от ветра, нагнетаемого двигателями самолета, смешно размахивали руками, я в ужасе смотрел на ЯК и думал о том, что произошла ошибка, сейчас техник вталдычит это водиле, он развернет автобус и подвезет нас к Ту-154. Ага, блин, размечтался.  
Двери автобуса распахнулись и мы шагнули на бетон. Прямо перед нами был хвост ЯК-42Д, из под которого торчал трап. И это не была грузовая рампа, как у транспортных самолетов. Это был именно трап со ступеньками!  
 Немного ошалев от происходящего я подошел к САБовцу (сотруднику авиационной безопасности) и, прикинувшись дурачком, ничего не смысляшим в авиации, задал вопрос тоном, которым на автостанции у водилы спрашивают о пункте назначения маршрутки.  
-Это самолет до Ставрополя?  
Получив утвердительный ответ я улыбнулся и, по-прежнему делая вид, что не знаю о том что за пепелац стоит перед нами, я попытался узнать причину такого, хм, кидалова.  
-Но у нас же должен был быть "Боинг".  
Узнав о том, что нам поменяли самолет, я дал понять, что вопросов больше не имею и вернулся к трапу.  
Пройдя в салон я занял свое место, с грустью обнаружив, что оно отнюдь не возле иллюминатора. Положительных эмоций мне добавил дядька, плюхнувшийся на соседнее кресло и весело сообщивший на весь салон, что на таком самолете крайний ему доводилось летать 28 лет назад. Что ж, весьма оптимистичное заявление. На подголовниках кресел были постелены салфетки с логотипом UTair. Нас снова принимали за идиотов и, похоже считали, что надпись "Тулпар-ЭЙР" на борту мы не видили. Ну-ну.

Поднатужившись, ЯК, как и 28 лет назад поднялся в воздух.  
-Это Москва,- повторял я себе, глядя на удаляющуюся столицу из иллюминатора.- Это Москва.

-2
921
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите