Расул Кадиев
RSS Расул Кадиев
адвокат, публицист, блогер

Сейчас много говорят о создании торгового знака качества типа «Сделано в СКФО». Я не экономист и не могу судить о будущем товаров и услуг с таким знаком. Но думаю, что уже сегодня можно использовать сложную общественно-политическую ситуацию в этом регионе и вводить знак «ИСПЫТАНО в СКФО».


s640x480

 




Мысль эта родилась после прочтения новости о том, что на федеральном уровне, возможно, создадут комиссию по адаптации на подобие дагестанской комиссии. Уникальный опыт комиссии по адаптации на первый взгляд приемлем только для СКФО, но кто так думает, тот не видит леса за кустами.

Суть идеи была очень проста: людям предлагалось сдаться под гарантии комиссии, возглавляемой главой субъекта, где были представлены руководители правоохранительных органов, общественности и религиозных течений. В итоге, как не странно, люди приходили и сдавались, хотя понимали, что им все равно придется попасть в тюрьму. Суть в том, что комиссия принимает решение о ходатайстве перед судом и следствием за этого человека, то есть при явке с повинной он и так получал снисхождение, освобождается от уголовной ответственности по ч.2 ст.208 УК (участие в НВФ), на основании примечания к этой статьи, да еще получает ходатайство перед судом, то есть получает шанс получить наказание ниже низшего. Аналогичные комиссии были созданы в некоторых городах и районах Дагестана.

По прошествии более года с момента работы этой системы, после того как этот опыт переняли в Ингушетии и Кабардино-Балкарии, в Дагестане задумались о доработке системы. И входе обсуждения возможной реформы комиссий по адаптации родилась идея о реорганизации комиссий по адаптации на местах Дело в том, что изначально лицам, которым сдавались в районные комиссии желательно было бы пройти и республиканскую комиссию, так как следствие по преступлениям террористической направленности велось республиканским управлением СК России, то есть дела носят особо важный для государства характер; общий анализ ситуации выявил несправедливость, в том, что лицо совершившее преступление террористической направленности получает политическое внимание через комиссию по адаптации, а тот, кто из-за нужды в семье совершил, кражу, тот не может обратиться в комиссии по адаптации с просьбой о заступничестве за него перед судом. При этом во многих случаях ряды НВФ пополняли те самые, кого объявили в розыск по обычным преступлениям.

Вот и родилась идея реорганизовать районные и городские комиссии по адаптации в комиссии по адаптации лиц прекративших преступную деятельность. Механизм тот же: лицо, признающее себя виновным обращается в комиссию, чтобы она, изучив его историю и оценив социальное положение преступника, приняла решение о заступничестве перед судом либо отказала в этом. В итоге человек отвечает перед законом и обществом в котором он живет; судья, получив такое ходатайство, получает помощь в решении вопроса о справедливости наказания; общественность принимает участие в противодействии преступности. А по уголовным делам террористической направленности городская либо районная комиссия формирует дело по заявлению обратившегося и направляет свои рекомендации в республиканскую комиссию по адаптации.

В настоящий момент в российском обществе огромен запрос на справедливость, особенно в судопроизводстве. Но в силу таких причин как: загруженность судов, упразднение народных заседателей в районных судах и практически полное исчезновение суда присяжных, суды все больше превращаются в конвейер, в котором судье нет особого времени задуматься об общественным значении факта преступления и необходимым наказанием. Фактически, ч.5 ст. 32 Конституции РФ, которая гласит, что «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия» не работает, вызывая у некоторых правоведов сомнения в легитимности российских судов.

 А вот если у этого загруженного судьи будет на руках обоснованное ходатайство от городской либо районной комиссии по адаптации о снисхождении к подсудимому, то он с чистой совестью «разделив ответственность» с обществом, по отношению к которому совершено противоправное деяния, положит это ходатайство в обоснование приговора и назначит справедливое наказание, как с его точки зрения, так и с точки зрения представителей общества. А если в УК РФ, в ст.61 будет норма об обязательном учитывании подобных ходатайств, то судья с еще большей радостью подчинится воле закона.

В итоге государство и обществе получат:  - участие общества в отправлении правосудия и частичную реализацию нормы ч.5 ст.32 Конституции РФ; - участие местного самоуправления в контроле за преступностью; - преступники будут иметь стимул покаяться за содеянное перед обществом в котором живут; - и наконец, главное, будет создана система назначения справедливого наказания, то есть отвечающего интересам общества представляемое комиссией и закона в лице судьи. Система комиссий должна быть двухуровневой - субъекта и уровня городов и районов; в комиссии субъекта рассматриваются ходатайства по преступлениям подсудным верховным судам субъекта, а остальные на муниципальных комиссиях.  Все это можно закрепить в отдельном федеральном законе «О комиссиях по адаптации лиц прекративших преступную деятельность».

Вы думаете не будет работать? А почему тогда работает в отношении лиц совершивших преступления террористической направленности, да еще на территории СКФО, где, как известно с такими лицами не церемонятся обычно? Да потому, что эта схема уже  испытана и не плохо себя зарекомендовала при решении такой важной задачи как борьба с подпольем на Северном Кавказе.

Эксперты давно уже говорят, что сложнейшая геополитическая и правовая ситуация  на территории СКФО может и должна использоваться как площадка для апробации законодательных инициатив. Идеи законодателей или правительственные программы, методы госуправления, которые пройдут, проверку в СКФО можно смело внедрять и на территории остальной части страны, так как они будут иметь высокий знак качества «ИСПЫТАНО В СКФО».

0
1277
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите