RSS Анастасия

Студентка, журналист

Плохо, когда никто не откликнется на просьбу о помощи. Ещё хуже, когда откликнется и не поможет. Уполномоченный по правам ребёнка Павел Астахов показал недавно цену и своим словам, и озабоченному выражению лица. То же относится и к заместителю председателя правительства Дагестана Ризвану Курбанову, и к президенту республики Магомедсаламу Магомедову.


У меня в голове не укладывается, как же так могло произойти, что про историю с изнасилованием 13-летней чеченской девочки из Дагестана Залины Аюбовой все поохали да забыли? Гадзиева обвиняют теперь в том, что он этой историей повышал рейтинг; журналистов, которые об этом писали, в том, что они пиарились. Второе, может, отчасти и верно: кто же захочет упускать информационный повод? Но все эти подозрения и обвинения просто теряют смысл, когда даже массовый общественный шум не привёл буквально ни к чему: адвокат Сапият Магомедова как вела борьбу фактически в одиночестве, так её стоически продолжает вести. Только теперь по тону слышно, что она ни в кого и ни во что не верит.


Я не понимаю: получается, что «защитник всех детей» Павел Астахов выслушал историю, наобещал с три короба и отправился дальше заниматься своими делами? Зачем тогда обещал? Может, он какие-то усилия и приложил, но если они ни к чему не привели, зачем это всё? И если он не может уследить (а я предполагаю замечания типа: «Ну, не может же он за каждым ребёнком уследить»), тогда опять же: зачем вообще эта должность – «Уполномоченный по делам ребёнка»?


С другой стороны, есть ещё власти республики, которые МОГУТ повлиять на ситуацию. Они без устали и без зазрения совести обещают, обещают... Только ничего не предпринимают. Что же, их тоже купили? Или им просто всё равно? Даже не знаю, что хуже. Сохранять оптимизм в такой ситуации очень непросто.

0
700
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите