В древнегреческой мифологии существовал полубог Харон, который перевозил души умерших через реки подземного царства до врат Аида. Именем этого полубога называется и организация на территории РСО-Алании, которая, в некотором роде, тоже занимается упокоением людских душ. Последний покой они помогают обрести тем, кто погиб на фронтах Великой Отечественной войны.

«Харон» существует в республике уже восемь лет, занимается поиском и эксгумацией останков солдат, погибших в Великую Отечественную, а также патриотическим воспитанием молодёжи. Основатель организации Алан Татаров поделился историей её создания.

В 2002 году Осетию постигло большое горе. В Кармадонском ущелье, неподалёку от селения Фиагдон, сошёл ледник Колка, унесший жизни многих людей. Алан Татаров пополнил ряды добровольцев, направленных на помощь людям, попавшим в беду. Потом принимал участие в военных раскопках, которые проводились в других регионах. После проделанной там работы он понял, что нужно создать организацию, которая будет увековечивать память солдат, погибших на территории РСО-Алании.

Приобрести первое оборудование для поисков помог Молодёжный комитет республики. В 2007 году проект Алана Татарова по направлению «Патриотическое воспитание» получил грант Президента Российской Федерации, затем, в 2008 году – грант Общественной палаты РФ на реализацию.

Кстати, в «Хароне» нет такого понятия как зарплата. В основном отряды поисковиков состоят из волонтёров и добровольцев, которыми движет желание работать по направлению Второй мировой войны, или просто решивших помочь упокоить непогребённых героев.

Руководитель «Харона» Алан Татаров рассказал «Территории Контрастов» о деятельности организации.

«ТК»: Алан, Вы сам являетесь специалистом в сфере поисковых работ?

Алан Татаров: По специальности я – социолог. К поисковой деятельности  постепенно приходил сам. Создание этой организации считаю своим долгом.

 

«ТК»: Сколько человек состоит в Ваших отрядах на сегодняшний день?

Алан Татаров: Постоянным костяком можно считать пятнадцать человек. Большим плюсом является то, что отряд неоднороден по своему социальному статусу. В поисках участвуют как федеральные судьи, милиционеры и депутаты, так и простые ребята. Наравне со взрослыми мужчинами поиски ведёт и молодёжь. Например, когда в 2002 году я создавал организацию, в моём подчинении находились довольно взрослые люди, несмотря на то, что я являлся самым молодым в отряде.

«ТК»: Помогает ли администрация города проводить захоронения?

Алан Татаров: Чаще всего мы проводим захоронения сами. Хотя в последнее время нам помогала администрация села Эльхотово. Я считаю, что подняться в лес, три километра пешком в гору, найти там останки солдата, на себе же их спустить, а потом похоронить его – это уже маленький подвиг.

 

«ТК»: Куда идут артефакты, найденные при раскопках?

Алан Татаров: Чаще всего мы сдаём интересные находки в музеи. Иногда помогаем школьникам создать в их учебном заведении музей, посвящённый Великой Отечественной войне. Например, мы оказали помощь при создании такого музея в Суворовском училище. Теперь ребята могут узнать больше о деталях войны по найденным артефактам.

«ТК»: Каковы общие результаты Ваших поисков?

Алан Татаров: Всего найдено 2000 останков, из них около 300 опознано.

«ТК»: Сотрудничаете ли Вы с другими регионами?

Алан Татаров: Конечно, и не только с субъектами нашей страны, но и с другими странами, в особенности, со странами бывшего Советского Союза. К нам обращаются и  немецкие организации, которые также занимаются поисковыми работами. Определённая часть обращений вызвана желанием найти близких родственников из числа солдат, погибших в концентрационных лагерях. Мы не смотрим на то, кто был виноват в войне. Я считаю, каждый человек достоин того, чтобы быть похороненным. Воевать с мертвыми – это не дело живых.

«ТК»: Есть ли у Вашей организации на сегодняшний день какие-либо перспективы?

Алан  Татаров: Мы планируем расширяться. Недавно помогли ребятам из Кабардино-Балкарии при создании поисковой организации. Хочется, чтобы и в других регионах люди пришли к тому, что подобные организации нужны.

До сих пор точно неизвестно, сколько людей погибло в годы Великой Отечественной. Счёт идёт на миллионы. Тысячами исчисляются незахороненные солдаты. В войну хоронить было некогда, а потом многих было уже и не найти. Да и на поиски чаще всего просто махали рукой. Тем не менее, похоронить человека, проводить его в последний путь – это общечеловеческая ценность. Душа должна быть упокоена вне зависимости от религии или нации. И люди, которые берут на себя такую ответственность, выполняют не только свой гражданский долг, но и заботятся о своей собственной душе.

Диана ДЗЕСТЕЛОВА, Северная Осетия – Алания

 

0
51262
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите


Новости партнеров