RSS Вопрос на повестке
26
сентября
2012

Закон о защите чувств верующих от оскорбления

Священник Алексий Агапов, настоятель Михаило-Архангельской церкви г. Жуковского Московской области 

 «Боюсь, что вреда такой закон принесет гораздо больше, чем пользы. Здесь может сложиться такая же парадоксальная ситуация, как и с пресловутым принципом политкорректности, доведенным либо до абсурда, либо до полной логической ясности - когда в одной из самых либеральных стран в мире священника могут осудить за то, что он называет грех грехом. Мне кажется, что решение этой проблемы лежит все же не в юридической плоскости, а в сфере нравственного воспитания и культурного развития личности».

Раввин Зиновий Коган, председатель конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР) 

 «Безусловно, ни у кого нет права оскорблять чьи-либо чувства, в том числе и религиозные. Каждый раз, когда люди пытаются воспользоваться своим правом на свободу слова, они забывают о правах других людей. Однако, несмотря на это, я все же думаю, что в нашей стране, да и на всем мировом пространстве, подобный закон будет лишним. Опасность, что принятие подобной нормы может обернуться запретом на любую религиозную полемику и критику религии всегда есть, когда присутствует нетерпимость. Любой жесткий закон всегда приводит к тому, что общество становится менее гибким».

 Пресвитер Виталий Власенко, руководитель отдела внешних церковных связей Российского союза евангельских христиан-баптистов

 «Давайте гипотетически представим, что у нас есть такой закон. Но тогда возникает вопрос: кто и каким образом будет контролировать его исполнение. С другой стороны, в каждом нормальном человеке органично заложено чувство уважения к личности другого человека. И свобода совести и вероисповедания предполагает, что каждый верующий должен уважать права и точку зрения представителей иной религии или конфессии. Я не против создания закона, который бы ограждал чувства верующих от оскорбления. Но его реализация неизбежно повлечет массу проблем. Нам нужно будет создавать специальные подразделения полиции, которые бы регламентировали и прослеживали исполнение этого закона. А для этого необходимы дополнительные средства налогоплательщиков. Ведь в нашей стране и так существует масса законов, по причине отсутствия финансов не работающих на практике. Ведь главный христианский принцип: как хотите, чтобы люди поступали с вами, так и вы поступайте с ними. А значит, мы, христиане, должны уважать точку зрения всех людей независимо от их вероисповедания».

Александр Копировский, магистр богословия, профессор Свято-Филаретовского православно-христианского института

«Государство может не заметить очень тонкую грань между критикой религиозных учений и оскорблением чувств верующих. И тогда верующие могут превратиться в гонителей свободы слова, что - по крайней мере, для христиан - совершенно недопустимо. Уж лучше тогда, как говорит апостол, терпеть лишения. Государство по Конституции должно защищать честь и достоинство человека. И было бы очень хорошо, если бы оно неукоснительно соблюдало этот закон, потому что, к сожалению, у нас люди слишком часто подвергаются оскорблениям не только по религиозному, но и по любому другому признаку. Не менее важно в этой связи и то, что под флагом борьбы за различные свободы фактически насаждается вседозволенность».

Виктор Лега, доцент МФТИ, кандидат богословия, заведующий кафедрой философии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного Университета 

 «Я считаю, что подобный закон не нужен ни одной стране мира. На мой взгляд, защита чувств – это вопрос нравственной области, а не законодательной. В случае принятия подобной законодательной инициативы во всем мире может быть запрещена любая религиозная полемика и критика религии. Я думаю, нам всем стоит учиться пользоваться действующими законами. Поскольку, в частности, в России, с ее пословицей - закон, что дышло: куда повернешь, туда и вышло, - всякая норма, не имеющая очень четко прописанных областей применения, может быть истолкована для подавления не только свободы оскорблений, но также и свободы совести. В России, например, есть все необходимые нормы, запрещающие оскорблять человека, а также осуждающие клевету и так далее. В этой связи считаю, что наиболее же полезной будет практика, где СМИ на всеобщее обозрение будут выводить тех, кто ведет себя по-хамски по отношению к традиционным религиям, священникам, писателям. И никакой другой подход не будет более эффективным, в том числе и судебные тяжбы».

Профессор Артур Артемьев, доктор философских наук 

«Новый закон загонит в глубокое подполье многие религиозные объединения. Нас пугают терроризмом и экстремизмом, но с этим законом мы не справимся с этими явлениями. Этот закон направлен не на борьбу с терроризмом, а на борьбу против зарегистрированных объединений. Это очень опасно. И если парламентарии этого не понимают, то это, мягко говоря, говорит об их некомпетентности».

Галина Голоус, представитель Общества сознания Кришны 

«Новый закон создаст для объединения сложности. Наше объединение небольшое, по новому закону мы не сможем пройти регистрацию, потому что увеличилось число инициаторов регистрации религиозного объединения от 10 до 50 человек. По новому закону вся религиозная литература должна проходить религиоведческую экспертизу, а мы получаем всю литературу из Москвы. Не указаны ни сроки, ни кто будет проводить экспертизу, поэтому здесь много неясного, как может обернуться для нас этот пункт. До этих пор мы жили по закону «О свободе вероисповеданий», а сейчас в новом нет даже слов таких – «свобода вероисповедания». Получается, мы уже стали несвободными»?

1
3247
Новости партнеров
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите