RSS Вопрос на повестке
22
октября
2012

Комиссия по адаптации боевиков

Руслан Курбанов, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Я убежден, что перелома не произошло ни в политике, ни в тактике и методах работы силовиков. Комиссия по адаптации боевиков – это пока осторожная попытка нащупать альтернативный путь работы в этом направлении, и ее работа на сегодняшний день не является определяющей в кавказских республиках. Через комиссию проведено более 40 человек, это капля в море. И в основной своей массе среди "адаптированных" нет убежденных боевиков, в основном это молодые люди, романтики, которые начитались различных сайтов, где призывают к джихаду и приехали посмотреть на это в Дагестан. Это ребята из Башкирии, Челябинской области, Казахстана и кавказских республик. Но это в основном идеологически колеблющиеся молодые парни, зачастую оказавшиеся в лесу в силу стечения обстоятельств. Эти люди в основной своей массе не могут быть названы идеологическими бойцами, которые совершают громкие диверсии против политического строя на Кавказе. Я имею в виду убийства высокопоставленных силовиков, политиков высшего звена, подрывы метро в Москве и так далее – из тех, кто совершает преступления подобного звена, никто не вышел "из леса". С такой категорией боевиков, я уверен, комиссия и не справится. Да она и не ставит такой задачи. Так что власть пока не нашла стратегии, которая помогла бы им переломить тенденцию диверсионной активности идеологических боевиков.

Андрей Пржездомский, советник председателя Национального антитеррористического комитета

Позиция НАК - очень скептическая относительно того, возможно ли и следует ли создавать такую комиссию на федеральном уровне.

Валерий Хатажуков, руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра

Все те ситуации, политические и экономические, которые были источниками проблем и способствовали росту напряженности, никуда не исчезли. И людей, несущих эту [исламистскую] идеологию не стало меньше. Поэтому говорить о каком-то коренном переломе я не стал бы.

Саид Ибрагимов, дагестанский адвокат

Каждый день взрывы, каждый день стреляют. Люди ходят озверелые, никто ни во что не верит. Какой там перелом!

Сиражудин Дациев, сотрудник правового центра "Мемориал" в Дагестане

У меня были ребята, желавшие прийти в эту комиссию, но потом у них начиналось разочарование. Они спрашивают: ну вот если я буду выступать с призывами выходить из леса, где гарантия, что моих родственников не уничтожат?

Магомед Расулов, махачкалинец

Ну, адаптировали человека к мирной жизни, через месяц к нему начнут приходить силовики "проводить беседы". Они ведь понимают - если человек вернулся из "леса", значит он в курсе того, кто там остался! И опять пошло поехало.

Вэйдер, пользователь сайта kavkaz-uzel.ru

Нужно думать не как реабилитировать боевиков, а как не допустить чтобы новая молодёжь не ломанулась в леса. Правильно говорят, нужно повысить качество образования, создать хорошо оплачиваемые рабочие места, повысить уровень жизни на Кавказе, тогда проблема изживёт себя сама. А пока будем реабилиторовать боевиков, будут подтягиваться новые.

1
2844
Новости партнеров
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите