С военными ВУЗами в СКФО дело обстоит не сказать, чтобы очень хорошо. Совсем не сказать. До недавнего времени свои двери для будущих курсантов гостеприимно распахивали: филиал Краснодарского университета МВД РФ, филиал Голицынского пограничного института ФСБ РФ, Северокавказский институт внутренних войск МВД РФ, Ставропольское высшее военно-авиационное училище лётчиков и штурманов, Ставропольский институт связи ракетных войск. Но после реформы великого и ужасного Анатолия Эдуардовича Сердюкова, министра обороны всея Российской Федерации, сдуру решившего придать нашим Вооружённым Силам «новый облик», два последних образовательных учреждения были расформированы, а курсанты из них раскиданы по другим военным ВУЗам по всей территории нашей необъятной страны.

Ибо не должно быть у матушки Руси больше десяти высших военных учебных заведений. То, что авиационное училище многие годы было основным поставщиком кадров, преимущественно штурманов, для Военно-воздушных сил, никого не волновало. Равно как и то, что курсантов перевели в Воронежское высшее военное авиационное инженерное училище, которое готовит техников для обслуживания самолётов на земле. Каким образом лётчики и штурманы будут продолжать учёбу вместе с авиационными инженерами – тайна за семью печатями. Судя по всему, эта проблема также никого не волнует. В нашей стране всегда умели разрушать то, что строилось годами.

Территорию уже бывшего училища зачистили удивительно быстро, разрушив несколько строений и оперативно распилив три боевых самолета, уже много лет стоящих за оградой «лётки». Учебные пособия, если можно так выразиться, – самолеты МиГ-31, СУ-27 и СУ-24, – разобрали на части и куда-то увезли. Надо полагать, на металлолом, потому как найти им другое применение вряд ли смогли. «Всё ненужное на слом, собирай металлолом», – как пелось в песенке из старого советского мультфильма. Только в мультике пионеры собирали старые железяки безвозмездно, а в нашем случае, скорее всего, кто-то неплохо наварился на продаже трёх старых самолетов, хоть до этого с них уже и сняли всё, что только можно было снять. Но это, как говорится, уже другая история.

Не успели тягачи утащить последний самолёт, а по городу уже поползли слухи по поводу того, как используют территорию бывшего училища. Самым ходовым был слух о том, что на свободной отныне территории будет базироваться элитная чеченская часть, якобы подконтрольная самому Рамзану Кадырову. Однако здраво рассудить и подумать, за каким, спрашивается, лешим в Ставрополе элитные войска президента Чечни, никто не додумался. Удобней им, наверное, будет в случае чего идти на выручку своему командующему из Ставрополя. После того, как стало известно, что на месте училище в скором времени появится Президентский кадетский корпус, негодование общественности поутихло. И всё ж никто так и не догадался задать вопрос, что теперь делать молодым ребятам, которые хотели связать свою жизнь с небом, а теперь вынуждены стоять с раскрытым ртом, смотря на выбитые стекла казарм и аудиторий. Можно, конечно, поехать учиться в другие училища, но перспектива покидать родной город и видеть родных два раза в год, энтузиазма молодёжи не прибавляет.

Похожая история случилась и со Ставропольским институтом связи ракетных войск. Решив, что связисты в Ставрополе лишние, Министерство обороны институт расформировало, а курсантов разослало в Новочеркасск, Серпухов и Санкт-Петербург. В корпусах и казармах института сейчас базируется 49-я армия, задача которой – обеспечение безопасности в регионе. Безопасность – это дело, конечно, хорошее, но очередной «минус один» к количеству наших военных ВУЗов радости не вызывает.

В конечном итоге к услугам желающих остались лишь филиал Голицынского пограничного института ФСБ, филиал Краснодарского университета МВД РФ и Северо-Кавказский институт внутренних войск МВД РФ. То бишь полноценное высшее военное учебное заведение осталось только одно. Филиалы филиалами, но лишь один военный институт на весь регион – это не есть хорошо. А ведь туда ещё нужно поступить. Сокращение числа военных институтов и университетов вызовет увеличение количества абитуриентов, даже несмотря на то, что согласно реформе количество кадровых офицеров должно сократиться вдвое. ВУЗы сократят набор и ужесточат условия поступления, а значит, кому-то из желающих связать свою жизнь с армией придётся либо ждать следующего набора, либо навсегда попрощаться со своей мечтой.

Вообще о поступлении в военный институт, а тем более в нашем регионе, разговор отдельный

В качестве примера приведу историю из собственной жизни. Два года назад я поступал в военный институт. Отношение к будущим курсантам было, мягко говоря, наплевательское. Скрепя зубы и стараясь не обращать внимания на презрительно-высокомерные взгляды, я всё-таки прошёл профотбор и военно-врачебную комиссию. Приехав через два месяца за своими результатами, я был неприятно удивлён сообщению о том, что я не прошёл комиссию по зрению, хотя до этого меня клятвенно заверяли, что с моей близорукостью проблем при поступлении не возникнет. Окончательно меня добил военный медик, со слов которого я остался виноват в том, что я вовремя не позвонил и не поинтересовался, как обстоят дела с результатами прохождения комиссии. Учитывая то, что в случае возникновения проблем медики сами должны связываться с кандидатами, подобное заявление звучало несколько странно. Подавив желание скормить эскулапу его собственные очки, я забрал папку с документами, молча развернулся и перед тем, как уйти, услышал заявление, поражающее своим цинизмом: «Ну, ничего страшного, поступите в гражданский ВУЗ». Интересно, а что же мне делать, если я хочу быть офицером и не хочу учиться на гражданке?

Лишь через несколько месяцев я узнал, что в военных институтах существует установка, согласно которой есть определённая норма по количеству поступивших кандидатов из одного региона. Всех, кто не вошёл в это число, даже если они прошли профотбор и ВВК, просто-напросто валят. Судя по всему, в число счастливчиков я не попал, уступив своё место родственнику какого-нибудь высокопоставленного офицера или просто человеку, за которого, как говорится, «попросили». Не знаю, как обстоит ситуация с поступлениями в «военку» в других регионах, но я сомневаюсь, что она отличается от того, что творится у нас, и охарактеризовать всё это можно одним простым непечатным синонимом слова «конец», которое вдобавок отлично с ним рифмуется.

Подводя итог всему вышесказанному, рискну предположить, что и без того не особо популярная среди молодёжи нашего округа профессия военного такими темпами в скором времени загнется. Уже сейчас офицеров, которые закончили какое-либо военное образовательное учреждение на Кавказе и остались служить здесь же, можно пересчитать по пальцам, да не сочтите моё заявление сильно утрированным. Девяносто процентов офицеров, на данный момент служащих на Кавказе, получали образование в других субъектах страны. Так что, если тебя не устраивают оставшиеся ВУЗы, если вдруг хотел стать лётчиком или связистом, либо уезжай за тридевять земель, либо оставайся на гражданке. Аминь.

Сергей ПАРХИСЕНО, КЧР.

 

 

 

 

0
6236
Новости партнеров
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите



Новости партнеров