Недавнее убийство Саида Афанди обострило вопрос о религиозной подоплёке терроризма.

Как считают следователи, скорее всего шейх поплатился жизнью за свою религиозную деятельность, а именно – за попытку примерить представителей различных исламских течений, а в частности – радикально настроенных. Печально, но, по аналогии с мультиком про кота Леопольда, призыв: «Ребята, давайте жить дружно» вызвал обратную реакцию.

Как говорится в заявлении Общественной палаты РФ, шейх Саид Афанди способствовал подписанию весной этого года соглашения между духовным управлением мусульман, которое возглавляют мюриды (ученики), и организацией мусульман «Ахлю сунна», которая объединяет легальных салафитов – людей, не признающих терроризм, но, вместе с тем, теоретически оппонирующих традиционному суфизму, передает РИА Новости.

Мюриды, салафиты, суфизм…Уже от одних этих непонятных слов может произойти взрыв…мозга.

Обо всем по порядку

Дело в том, что в настоящее время на территории Дагестана и других мусульманских республик существует большое количество всевозможных религиозных течений: шииты, сунниты, суфии и их ответвления. И у каждого из них своя правда. Просто у кого-то правда «с кулаками», и иногда в своих «кулаках» эта правда сжимает гранату или боеприпас.

Дагестан, Чечня, Ингушетия – это суннитский регион, где преобладает шафиизм (одна из школ шариата – религиозного права – в суннизме), также наблюдается сильное влияние суфизма. Эти течения ислама, грубо говоря, находятся в некоем официальном статусе и занимают позицию мира.

Сунниты – последователи наиболее многочисленного направления в исламе, «классического» ислама.

Суфизм – течение в исламе, возникшее в рамках суннизма в VIII – IX веках и сформировавшееся в X – XII веках в самостоятельное религиозно-философское учение. Существует в виде отдельных братств (тарикат). Общественно-политическую активность религиозных деятелей в Дагестане называют тарикатизмом.

Ваххабиты, или, как они себя называют, салафиты, - последователи религиозно-политического течения в суннитском исламе, возникшее в середине XVIII в. на основе учения Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба – отсюда и название. Тарикатисты объявили ваххабизм новшеством или даже вообще не исламом, а подделкой под него. Ваххабиты в свою очередь отрицают суфизм.

Ваххабиты выступили в свое время эдакими «Робин Гудами» от ислама. В 90-е послеперестроечные годы то время, когда на Северном Кавказе, а в частности в Дагестане и Чечне, были трудные времена (кризис, коррупция, преступность), ваххабиты предложили решить социальные проблемы, что называется, «дедовским методом»: обратиться к опыту предков, которые жили в строгих традициях ислама.

В своих намерениях сделать как лучше, ваххабиты не останавливались ни перед чем, а, напротив, вели «борьбу за добро и справедливость» самыми радикальными методами – выражали вооруженный протест. Они оправдывали себя тем, что практически все лидеры национальных движений имеют незаконные вооруженные формирования, что даже на руках у населения имеется изобилие стрелкового оружия, что они ведут освободительную борьбу против системы.

За «кровавой расплатой», которую они предлагали вершить над «неверными» и особо провинившимися, стояли якобы благие намерения, и это склонило на их сторону представителей самых различных слоев республиканского населения. Так выделились основные типы ваххабизма: ваххабизм бедных, ваххабизм богатых, интеллигентский ваххабизм, ученый ваххабизм. Таким образом, ваххабизм позиционировался как панацея от болезней общества для всех и каждого. Но, как известно, не бывает волшебных лекарств, которые лечат все и сразу. У такой «пилюли» оказалась куча побочных эффектов, вплоть до летального исхода. Но об этом стало известно позже, уже в процессе применения.

Справедливые «Робин Гуды» от света уходят в тень. А точнее – в леса и горы. И походят уже больше не на отъявленных правдоискателей, а на кровопускателей и мясников.

Ваххабиты действовали жестко и бескомпромиссно – путем террора. Текут реки крови, а с них – как с гуся вода.

А те, кто стоит выше и кто все это изначально затеял, вообще умывают руки, ведь другие пачкают кровью свои руки за них.

Зачем и почему все так?

Ваххабизм распространился в Дагестане в начале 90-х. Ряд мусульманских стран «по-братски» вливал немалые средства на его внедрение.

А все почему? Во второй половине ХХ в. на основе радикального ваххабизма возникли, так называемые, экстремисты, или по-умному – движение экстремистского исламского фундаментализма. Различные международные террористические организации фундаменталистов-ваххабитов действуют по всему миру. Правительства всех исламских стран ведут с ними непримиримый бой.

Цель ваххабитов – свержение «неправильных» режимов в исламских государствах и объединение их в халифат – единое теократическое государство мусульман. Чтобы собрать детали для халифатского паззла, они не придумали ничего лучше, чем уничтожать тех, кто с ними не согласен. Такую стратегию поведения они назвали «джихад», что значит «война за веру»: либо ты ваххабит, либо – «неверный», а значит, достоин смерти. (Дежавю: позиция «кто не с нами, тот против нас» и война под лозунгом «объединяйтесь» сразу же приходит на память из недавнего прошлого.) Неужели они и вправду считают, что можно прикрыть многочисленные убийства верой, как зловонный мусор белоснежным листом бумаги?

В общем, финансирующие ваххабитов мусульманские страны имели нешуточный интерес в расшатывании и обострении ситуации в Дагестане и отделении его от России. Радикальное крыло ваххабитов всерьез решило свергнуть конституционный строй в республике и создать единое исламское государства Дагестана и Чечни вне состава России. Подобные взгляды оказались близки и радикально настроенным лидерам Чеченской Республики, имевшим замыслы обеспечить выход Чечни к Каспийскому морю.

Ненасытность, напористость и жестокость, с которой действуют ваххабиты, напоминают Змея Горыныча, который беспощадно пожирает своих беззащитных и невинных жертв. И не найдется на него Добрыни Никитича.

Хотя Роман Силантьев, руководитель Центра географии религий, исламовед, народного спасителя от терроризма видит в лице Рамзана Кадырова. Вот чем он обосновывает свое мнение:

«…если говорить о решении проблемы терроризма, то единственным, кому удалось ее если не решить, то хотя бы загнать в приемлемые рамки, был Рамзан Кадыров. Он добился этого не путем богословских дискуссий с ваххабитами, а путем их уничтожения. И теперь у него давно уже не убивают духовных лидеров. А в Дагестане переговоры с ваххабитами приводят к терактам, все более дерзким и кровавым. Поэтому, на мой взгляд, стоит взять пример с Кадырова и начать убивать террористов. Только это сможет спасти ситуацию».

А Игорь Алешин, глава МВД по Республике Башкортостан, которую терроризм также не обошел стороной, считает, что ваххабизм –

«это идеологический вирус, созданный в заокеанских лабораториях. А сегодня те, кто его создавал для осуществления определенных точечных целей, хватаются за головы, потому что и сами теперь страдают от этого джина, выпущенного из бутылки».

Что ж, кто и зачем выпустил этого «джина» из бутылки, мы поняли. А вопрос «Что делать?», как и та самая бутылка, по-прежнему остается открытым.

Анна ДЁШИНА

(Мнение редакции может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций)

1
6531
Новости партнеров
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите


Новости партнеров